• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Политика (список заголовков)
00:46 

Время нас учит пить (с)
Игорь Николаевич всегда грезил Страной Восходящего Солнца. Ещё в школе на уроках географии тонкий контур изрезанного берега японских островов, напоминающий выброшенного на берег дракона, вызывал романтические мечты: вот он в компании красавиц гейш по тропе Кавагутико покоряет 10й уровень восхождения на Фудзияму; или Хокусай и Хиросигэ дарят ему пленку FujiFilm с собственными автографами; или Камбэй Симада, склонив голову, вручает Игорю свою катану, обтянутой кожей ската и обвитой шелковой лентой. Но это всё мечты… Штукатуря стены Карагандинского университета, Игорь Николаевич и не представлял, что судьба таки предоставит ему шанс сойти с трапа самолёта в аэропорту Ханэда и вдохнуть тяжелый морской воздух Токийского пригорода.
В дальнейшем судьба повернулась к Игорю Николаевичу своим белым лицом. Сначала начали расти доходы, что рано или поздно дало бы шанс хотя бы на простенький тур, но острая нехватка свободного времени, отодвигала ставшие реальностью планы. Вот он, во главе федерального дорожного гиганта курируя строительство трассы “Амур”, сообщает прессе проведении первого автопробега Москва-Владивосток (а может до Находки, а там и пароходиком до Майдзуру рукой подать). Но не получилось, лично сесть за руль “отечественной иномарки” ... служебное положение и хобби пока совмещать не получалось. Решение сёгуна, как в шутку Игорь Николаевич называл в семейном кругу Национального Лидера, отправить его в ссылку не в дальневосточные края, богатые икрой и газом, а в типичную губернию центральной России, богатую дураками и дорогами, не обсуждалось, но было разочаровывающим. “Если я не еду в Японию, пусть она прибудет ко мне”, – перефразировав сиракузского инженера, Игорь Николаевич, принялся строить страну Восходящего Солнца в отдельно взятом регионе. Читая темными волжскими вечерами мемуары Акио Морита, Игорь Николаевич, думал о том как привить японский дух к русской ментальности.
- Какого черта! Вот Лёня Маркелов выделывается в своей Йошкар-Оле… а все говорят – Новая Флоренция! Венеция средней Волги!, - мысленно раздражался Игорь Николаевич, - Засеял соснами полгорода (а ведь символ Японии!), булыжную мостовую к своему офису отремонтировал на пример дорожек в японских садах, автогигант японский на разваливающийся местный завод призывал… Никто не едет и никто не понимает замысла. Не стало больше жителей любимой с детства страны в одном отдельно взятом городе.
Игорь Николаевич, отчаявшись, организовал себе командировку на выставку Japan Home and Building Show в Токио, волевым решением, сломал череду недопонимания между судьбой и желанием. Начал знакомство с Кодексом Бусидо, что дало новые откровения в познании японского духа.
Каждый самурай верен своему начальнику. Если начальник делает харакири, самурай должен быть верен своему долгу
Незамысловатая, казалось бы, идея, а нашла свое воплощение.


Отстегнув ремни безопасности и, впервые расслабившись, после взлёта Игорь Николаевич попросил у стюардессы чая и прочитал последний тезис свода правил истинного самурая
Каждый самурай должен отвечать за своих крестьян. Если крестьяне не помогут своему самураю – значит, у них будет другой самурай.
Озадаченный Игорь Николаевич забылся в беспокойном сне.

@темы: юмор, политика

06:16 

Время нас учит пить (с)
– Нет, не забыли и не забудут, – заметил профессор, – он был поэт своего века и останется в истории литературы; ни Виктор Гюго, ни Гейне не превзойдут его, ни пафосом чувств, ни высотою мысли. Но он жил в своем времени и отошел вместе с ним, как отойдут, в свою очередь, и другие. Кроме стихов, он оставил след как и историк; его «История жирондистов»…
– Какая это история! Это плохой сентиментальный роман! – сказал Кряков.
– Ну, нет, с этим позвольте не согласиться! – заметил Чешнев, – и французы не разделят вашего мнения.
– Это еще не причина! во Франции тоже немало слюняев ! – отозвался Кряков

Этюд Ивана Гончарова "Литературный вечер" был немилосердно отброшен в сторону: то ли из-за временного диссонанса (Игорь Николаевич проснулся рано утром ), то ли мысль, сформулированная классиком в каменном веке, тронула сознание холодной беспощадной рукой уходящего времени. Это ощущение преследовало его теперь постоянно. «Это всё, что останется … после меня» - пробасил по радио голос неизвестного Национальному Лидеру барда.
- И эти Лозы-Макаревичи туда же, - подумал Игорь Николаевич, отхлебнув остывший кофе. На столе нетронутой лежала последняя разработка «Обновление 2010-2015», рассчитанная на незатейливый разум провинциального электората. Содержание - давно известно, но что-то смущало, чего-то не хватало… не хватало монументальности. Вроде, последнее время окружение, наконец, уловило его состояние и в одном из музеев появился памятный камень с именной доской. Но Игорь Николаевич не питал иллюзий относительно потенциала культуры, пусть и помноженного на кабацкий прайс-лист.
Счастливая улыбка озарила лицо Губернатора.
Всё же так просто, - подумал он, и ловким росчерком пера, вывел резолюцию на программке.
Два гастарбайтера Монад и Истад, утомленные жарой и синтетическими фуфайками, говорящих о любви к городу на среднерусской возвышенности, принимали первую партию поребриков из бордюрного камня. На программе, определяющей вектор развития региона на ближайшую пятилетку, ещё не остыла надпись «бордюры! дорога без них – это путь в никуда»

@темы: юмор, политика

Камнепад

главная